sergs_inf (sergs_inf) wrote,
sergs_inf
sergs_inf

«Евромайдан» на примере одной украинской семьи

Семья Ерёменко, проживающая в Василькове Киевской области, состоящая из 4 человек в целом была аполитична до осени 2013 года. Когда начался «евромайдан», активной сторонницей его была лишь 17- летняя Марина, студентка одного из киевских ВУЗов. Она, в целом тоже была аполитична, просто сработал эффект толпы, студенческая движуха поддерживала «евромайдан» и Марина, как представительница этой самой тусовки тоже поддерживала. Янукович и его «семья» коррупционеров популярностью у молодого поколения не пользовалась. Впрочем, не только у молодого.



30 ноября 2013 года, поздно вечером Марина позвонила родителям, от которых было несколько неотвеченных входящих, и всхлипывая, срывающимся голосом сказала что студентов жестоко разогнали «беркута», сказала что с ней всё в порядке, но один из её друзей попал в больницу, и что она тоже сейчас туда едет, и вообще всё плохо…





Досить терпіти цих покидьків, ту всю донецьку шоблу, це вже занадто, - сказал Юрий Ерёменко, обдумывая сказанное дочерью. Впрочем, что именно делать дальше он не представлял, просто злился на несправедливость власти, вместе со своей женой Еленой. Второй ребенок, Максим пяти лет от роду к счастью, политическими темами не парился, а собирал из «Лего» роботов.


Уже через пару дней Юрий четко знал что делать – помогать протесту, который начинал набирать серьёзную силу, после разгона студенческой тусовки. Поехал к дочери в Киев, заодно проникся атмосферой так сказать, протеста, и выделил на его поддержку несколько тысяч гривен. Семья представляла собой типичный украинский средний класс - мелких предпринимателей, владевших парой небольших магазинчиков. Сколько денег семья забросила в топку «революции достоинства» за месяцы её буйства – история умалчивает, но намекает, что немало.

В январе 2014 года семья продала дом в Фастовском районе, который сдавали в аренду, арендаторы согласились его выкупить, часть денег опять таки пошла в поддержку майдана, хоть он уже и был без приставки «евро».



Наконец, коррупционный режим был повержен и разбежался кто куда, как разбегались тараканы на кухнях квартир в былые времена, в момент включения света. Казалось, что сбылись мечты народные, и можно вдохнуть европейского воздуха полной грудью даже не выезжая из Василькова, а уж в Киеве то и подавно, правда, частенько бывавший на майдане Юрий отмечал, что запах, царивший там, не содержал аромата французских булок и итальянского кофе, да и в целом центр Киева мог бы напоминать Лондон, в котором типичный пятничный алкотреш растянулся на пару месяцев, день ото дня к ряду. Но больше всего Юрия удивляли люди неопределенного возраста и пола, одетые в лохмотья, от которых «пахло» так, будто мылись они последний раз в прошлом веке.



Хто вони такі, звідки вони тут, чому вони так жахливо виглядають і не миються? Примерно такие вопросы задавал себе Юрий, корда ему доводилось проходить мимо этой многочисленной прослойки жителей «евромайдана», еще до исторического момента свержения «донецкой семьи». Впрочем, на свои вопросы он сам и отвечал, слыша от источающих тошнотворный запах представите лей рода человеческого галицкое наречие.



Юрий и Елена надеялись, что всё закончилось, власть тепер будет без коррупции, Киев будет выглядеть как прежде уже к лету, а у его скромного бизнеса появляються поистине европейские перспективы, ведь теперь не придерся отражать своїм кошельком, словно рыцарь щитом, многочисленные набеги различных проверяющих. Марина надеялась, что уже к началу лета Украина получит безвизовый режим с Европой и она, уже будучи совершеннолетней девушкой 18- лет, с друзями самостоятельно смогу посетить пару европейских стран за лето.

Но лучи весеннего европейского солнца даже не обирались пробиваться сквозь плотные тучи украинских зрад. Вскоре после победы «революции достоинства», со всех новостных лент украинцы стали узнавать, что на них Россия, оказывается, напала. Крым резко засобирался с вещами на выход из Украины и помахал рукой. У Елены в Крыму жила подруга, с которой они общались, Елена интересовалась у подруги, что же там у них реально просходит.

Подруга говорила что-то про исторический момент для Крыма, и про то, что Крым со дня в день войдет в состав России, хвалила Путина, возвращавшего Крым в родную гавань и говорила, что может помочь организовать российские паспорта и Лене с Юрой и дочерью, если те конечно желают, но времени на раздумья у них нет, вопрос всего нескольких дней.



Лена с Юрой обиделись на Путина, на Крым и на подругу Лены тоже, с её российскими паспортами, и гордо вздёрнув нос, заявили что они тепер европейцы, без п’яти минут, и российские паспорта им не нужны.

Прошло сов сем немного времени, и новостные ленто запестили сообщениями о том, чтоПутин уже и на Донбасс напал. Прямо на майдане начали формироваться колонны добровольцев, которые под. песню «плыне кача», с торжественно-траурными лицами, выражавшими вековую тоску по паре сотен евро в день, отправлялись «защищать Донбасс от Путина». На самом деле картинка сильно отличалась, но новостные ленто пытались преподнести украинцам, в том числе Юрию и Лене это именно так, торжественно, подчёркнуто траурно-величественно, и немного даже обречённо…



Так же обречённо вздохнув, и посоветовавшись с женой, Юрий перевёл первые деньги нечесть откуда взявшимся в оргомном количестве волонтёрам, в экстренном порядке собиравшим на какие-то колёса и аккумуляторы для бэтээров, какие-то вещи, медпрепараты, какие-то прицелы для автоматов и еще кучу всего, в чём Юра не очень разбирался, но что срочно было нужно, иначе Путин и Киев мог бы захватить. Со временем, на поддержку «АТО» уйдут почти все деньги, вырученные с продажи дома…



Парень Марины из лучних патриотических чувств тоже порывался записаться добровольцем в команду тех, кому постоянно то аккумуляторы, то колёса, то кофе и трусы требуются, но Марина его отговаривала, мол Украина это конечно хорошо, но если что, то и в Европу уедем если уж Путин Киев захватит, ну или при Путине поживём, такое, жизнь и здоровье важнее. Илья, назовём его так, колебался между патриотизьмом и словами своей девушки, имевшими и здравый смысл и логику. Юрий, как перспективный тесть, видя колебания Ильи сказал как-то, что он, конечно, может пойти «повоевать с Путиным», если хочет, но только после того, как пойдут это делать сыновья политиков. Сыновья политиков идти в «АТО» явно не спешили, а события лета 14-го отбили у Ильи весь его патриотизьм. Сам Юрий так же методично рвал приходившие ему повестки, напрочь игнорируя все волны мобилизации…



Годы шли, а Европа на Украину всё не торопилась. И Путин почему-то тоже не спеши лзахватывать Васильков, а вот жить становилось всё тяжелее. Коррупция, о которой Юрий надеялся забыть навсегда, после изгнания «донецкой семьи» изКиева, приобрала такие масштабы, о которых он не мог раньше и подумать, а к многочисленной орде всевозможных сборщиков дани присоединились теперь и какие-то «ветераны», очень настойчиво требовавшие «помочь АТО», иначе, мол, с магазинами может что-то произойти. «Ветераны» выслушивали доводы Юрия о том что, тот и так помогает «АТО», но эти гости в камуфлет настоятельно «намекали», что помочь на «АТО» надо именно им, а не каким-то там волонтёрам, то когут быть жулики, мол, а вот мы – настоящие «ветераны», и «АТО» у нас – настоящее. Затем приходили другие «ветераны», но потом явились первые гости и сказали тем, чтобы проваливали, мол «на АТО» здесь собираем мы. Затем и этикуда-то подевались, вместо них пришли другие камуфляжники «просить на АТО», но Юрию это надоело и он позвонил в полицию, полицейские завинтили явившихся за данью «ветеранов», оказавшихся обычными бандитами, ни разу в «АТО», в реальности не бывавшими. После этого никакие «ветераны АТО» к Юрию больше не приходили.



Помимо коррупции резко выросли и другие расходы, а вот доходы резко упали. Ни о каком расширении бизнеса не шло уже и речи, а после реформы с поднятием «минималки» пришлось даже закрыть один магазин, невыдерживавший конкуренции с расположенным неподалёку супермаркетом. Вместо европейского оптимизма у семи появился стойкий украинский пессимизм.

Юрий и Елена слишком сильно разочаровалисьво всём, что присходит на Украине. Жалеют, что спустили столькоденег в поддержку «евромайдана» и «ато», и никаким волонтёрам семья больше не помогает. Что будет дальше – они тоже не знают, дочь со своим теперь уже мужем всё еще живут на Украине, но своё будуще с Украиной уже не связывают, Юрий и Елена жалеют, что не воспользовались тогда предложением их крымской подруги, и не сделали российское гражданство, пока была такая возможность. Такая вот история одной отдельно взятой украинской семьи, имена и фамилии по просьбе подписчика, поведавшего её, изменены.




Tags: Украина. Реалии, истории из жизни, история свидомых, перемога майдана
Subscribe
promo sergs_inf Березень 3, 12:00
Buy for 20 tokens
Дорогие читатели, желающие помочь мне монеткой- донат можно осуществить следующим образом: Мой журнал – это моя личная частная инициатива, поэтому и донаты используются исключительно на благо автора и его семьи.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 104 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →